kalashnikovdm


Блог Дмитрия Калашникова

всякая фитнес-всячина...


Previous Entry Share Next Entry
Пол Ингрэм. Так ли важна фасция, часть 6
kalashnikovdm
Оригинал взят у lady_alisanda в Пол Ингрэм. Так ли важна фасция, часть 6
3.4 Играет ли роль наличие в фасции мышечных клеток?

Следующие научные данные о фасции мне рекомендовал сам Гил Хедли (которого мы видели в ролике о "фасциальном ворсе"). Поскольку он совершенно очевидно считал меня нуждающимся в просвещении невеждой в том, что касается фасции, я попросил рекомендовать мне его любимую работу о фасции, которая содержала бы что-то интересное и значимое с клинической точки зрения. Как я и ожидал, он рекомендовал работу, о которой я уже знал, потому что это своего рода классика: вышедшая в 2006 году работа Роберта Шляйпа о способности фасции к сокращению. Она значительно интересней, чем предыдущие два примера, и я рассмотрю ее гораздо более детально.

Fascia is able to contract in a smooth muscle-like manner and thereby influence musculoskeletal mechanics” Schleip et al. Proceedings of the 5th World Congress of Biomechanics, Munich, Germany 2006, pp 51-54.

Шляйп и его коллеги убедительно доказали, что фасция содержит мышечные клетки, способные медленно и слабо сокращаться. Бесспорно, с точки зрения биологии это очень интересно! Но главным вопросом моей статьи является «можно ли это использовать?» независимо от того, верно что-то или нет. Имеет ли этот факт клиническое значение? Как он может сделать терапию лучше? Можем ли мы использовать эти сведения, чтобы воздействовать на тело руками? Вот в чем вопрос.

Доктор Шляйп и его коллеги попытались ответить на этот вопрос сами на своём сайте FasciaResearch.de. Мои собственные выводы по большей части совпадают с теми, что были ими сделаны. Заинтересованным читателям, однако же, стоит взглянуть на их статью: она легко читается и полна полезной информации, в том числе ответов на вопросы типа «сокращается ли фасция в ответ на эмоциональный стресс» и «может ли фасция сокращаться сама по себе».

Часто задаваемые вопросы по сократительным свойствам фасции, веб-страница на сайте www.fasciaresearch.de.

Важное дополнение: прочтя данную статью, доктор Шляйп вступил со мной в переписку во вполне дружественной манере, полностью согласившись с моим основным посылом. Несмотря на вдумчивую критику, которой он подверг эту статью, в действительно важных вопросах наши мнения совпали, и оказалось, что он разделяет мое раздражение чрезмерной верой в фасцию. Я попросил его написать по этому поводу небольшое обращение к читателям, которое разместил далее в этой статье под заголовком "А что думает д-р Шляйп?".

3.5 Фасция сильна, как бык!.. или мышь?

Перед тем как мы перейдём к обсуждению клинической значимости результатов данного исследования, я хочу быстро объяснить, что именно обнаружили Шляйп и коллеги: в фасции крыс имеются мышечные клетки, что показалось им «довольно неожиданным» (Так ли это удивительно на самом деле? Я ещё вернусь к данному вопросу. Эта формулировка в самой работе не встречается, но ее можно найти на постере, представляющем краткий обзор работы). Они пробовали стимулировать эти клетки различными методами in vitro (в пробирке) и обнаружили, что, боже мой, эти мышечные клетки делают то же, что и все другие мышечные клетки, – сокращаются! Медленно и слабо, но сокращаются.

Это не самое сложное для понимания исследование.

Немного истории, апологеты фасции должны оценить: долго время фасцию ошибочно считали, да и до сих пор часто считают довольно безжизненной, инертной тканью, эдакой пищевой пленкой анатомии. Я и по сей день иногда слышу это от достаточно образованных людей. Однако массажисты и особенно мануальные терапевты часто впадают в прямо противоположную крайность и говорят о фасции так, будто она интересней, чем пожизненная подписка на "National Geographic". Истина где-то посередине (или, быть может, немного в сторону от середины). Исследования доктора Шляйпа показывают, что фасция далеко не инертна.

Но она и не слишком активна, во всяком случае, в плане сокращений. Речь идет о довольно небольшом количестве мышечных клеток. Если бы вам подали кашу с голубикой в той же пропорции, вы бы сказали, что голубики там явно недостаточно. По фасции разбросано лишь несколько мышечных клеток. Их настолько мало, что они видны лишь при ближайшем рассмотрении и с нужного ракурса.

О сильных сокращениях тоже говорить не приходится. Рвать цепи голыми руками фасция не сможет. Максимум усилия, передаваемого небольшим клубком крысиной фасции, равнялся около 35 мН. В переводе на человеческий язык это «не слишком много», или, если быть точным, «примерно столько, сколько нужно, чтобы заставить пальчиковую батарейку покатиться по гладкой ровной поверхности». (У меня ушло довольно много времени на то, чтобы подобрать подходящую аналогию. Ну и странная же у меня работа...) Для куска крысиной ткани это, может, и неплохо, но всё равно фасции слабо сделать так, что у вас сведёт ногу посреди ночи.

По сравнению с силой мышечных сокращений силу фасции едва можно зарегистрировать.

Сравнение мыши с быком, правда, не слишком корректно, поскольку дело отнюдь не только в противопоставлении силы и слабости. Хотя сокращения фасции и слабы по сравнению с мышечными, они могут играть довольно значительную роль иным способом: их воздействие может, например, со временем накапливаться и вызывать контрактуры (перманентное «стягивание» мышечной ткани). Так что подумать о возможном клиническом значении этих сокращений стоит.

3.6 Что значат слабые сокращения фасции?

Основные данные, полученные Шляйпом и коллегами, кажутся довольно надежными, и на данный момент я не вижу причин подвергать сомнению тот факт, что фасция может сокращаться. Если с их методами было что-то не так, мне об этом неизвестно. Но чтобы обнаруженное свойство имело значение для терапевтов, считающих нужным сфокусироваться на фасции, - это верно для любого биологического свойства, имеющего клиническую значимость, - его должно быть достаточно для влияния на здоровье человека (также оно должно быть хоть в чем-то подвластно нашему воздействию, но давайте начнем с влияния на здоровье).

Шляйп и коллеги охарактеризовали общую силу фасциальных сокращений совсем не так, как это сделал я. Я нарочно заставил их данные выглядеть тривиально (я передал всё точно в рамках исходных цифр, мне нравится думать, что дело просто в тривиальности их результатов). Однако, по их словам, в крупных слоях фасции в нижней части спины сокращения могут быть «достаточно сильными, чтобы влиять на стабильность поясницы и другие аспекты биомеханики человека».

Стабильность? Даже если эти цифры преувеличить, они будут равняться лишь малой части постуральной мышечной силы, вовлеченной в динамическую стабилизацию позвоночника, не говоря уже об умопомрачительной структурной прочности и упругости человеческого позвоночника. Мысль о том, что на стабильность поясницы может хоть в какой-то мере влиять такое небольшое, медленное усилие, лично мне кажется довольно дикой. Также примечательно то, что описываемые Шляйпом с коллегами сокращения были медленными и в самых быстрых случаях длились много секунд.

/Немного личного опыта: моя возлюбленная жена носит в спине кусок титана, установленный туда, чтобы стабилизировать серьезную трещину 12-го грудного позвонка в 2010 году. Позвоночник – настолько жесткая штука, что титановые детали, установленные, чтобы его защитить, сломались с обеих сторон: отвалились от кронштейнов, вживленных в кости. Похожим образом тяжелые случаи сколиоза по мере своего развития способны сворачивать титановые имплантаты в кренделя. Настолько велики усилия, возникающие в спине. Сокращения фасции являются лишь ничтожной переменной в этих впечатляющих уравнениях. /

И это допущение базируется на оценке теоретического максимума силы, генерируемой крупнейшим, самым толстым слоем фасции в теле человека. В среднем фасция значительно тоньше – будучи очень жесткой для своего веса, она, тем не менее, тонка и эфемерна, а значительная ее часть и вовсе существует на микроскопическом уровне. (Аналогия: в кровеносной системе имеется лишь несколько гигантских кровеносных сосудов, но бесчисленное количество мелких и микроскопических. Фасциальная система схожа с кровеносной: несколько крупных, хорошо видимых слоев фасции, еще немного более мелких и тонких структур и затем почти бесконечная сетка крайне тонких и микроскопических волокон. Вот почему я говорю, что мы обернуты в фасцию «фрактально».) Прилагаемое фасцией усилие ничтожно по сравнению с усилиями мышц, учитывая количество и размер вовлеченных в процесс клеток в том и другом случае.

Вывод о том, что сокращения фасции могут влиять на «другие аспекты биомеханики человека», кажется мне несколько туманным. Стандартным примером таких «аспектов» могла бы послужить роль сокращающейся фасции в возникновении биомеханической асимметрии: она может быть туже натянута с одной стороны, чем с другой. Правдоподобность этого предположения зависит от того, насколько вы верите в то, что биомеханика человека может зависеть от воздействия настолько слабого, что до вышеупомянутого исследования о фасциальных сокращениях никто даже не подозревал о его существовании. Как уже наверняка известно моим постоянным читателям, я считаю, что биомеханика сильно переоценена в качестве фактора разнообразных болевых синдромов. Существуют доказательства тому, что организм человека замечательно адаптируется и справляется удивительно хорошо даже с серьезными патологиями и пороками развития, не говоря уже о мелкой асимметрии и «дисбалансе». Подробнее я рассмотрел этот вопрос в другой статье - "Your Back Is Not Out of Alignment: Debunking the obsession with alignment, posture, and other biomechanical bogeymen as major causes of pain".

Формулировка выводов Шляйпа и коллег равнозначна заключению, что сокращение фасции имеет значение, только если вы считаете структуральный подход (см. статью выше) пригодным для разработки и применения терапии. Выбор выражений в их работе свидетельствует о серьезной предвзятости в пользу подтверждения «важности» фасции ("предвзятость подтверждения" - тенденция искать или интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить имевшиеся заранее концепции). Данное исследование финансировалось Международным биомеханическим обществом, Институтом структурной интеграции им. Рольф и Европейской ассоциацией рольфинга.

/Несмотря ни на что, я вовсе не обвиняю Шляйпа с соавторами в открытом и серьезном конфликте интересов. В целом, конфликты интересов в науке встречаются чаще, чем многие думают, при этом они не настолько уж важны: где есть наука, там есть и финансирование; такова жизнь, и источники финансирования влияют на науку мутным, сложным образом, степень воздействия которого варьируется от слабого до очень серьезного и глубокого. Этот случай кажется мне пограничным, в опасной близости от того, чтобы стать проблемой. Думаю, можно с уверенностью сказать, что эти организации, скорее всего, не стали бы финансировать или продолжать финансирование исследований, которые пришли бы к противоположным выводам, т.е. "фасциальные сокращения недостаточно сильны, чтобы влиять на стабильность поясницы и другие аспекты биомеханики человека"./

Слабые, медленные сокращения фасции кажутся мне научно обоснованным и интересным фактом, имеющим, однако, небольшое клиническое значение. И снова вместо того, чтобы заинтересовать меня в фасции как в возможной цели для терапевтического воздействия, исследования убеждают меня в обратном.

Продолжение

Оригинал на английском

?

Log in

No account? Create an account